17 декабря 2018 15:36

Архив номеров

Дистрибуция

Новости


Реклама

Контакты

Вакансии

5/24

Содержание номера

Трудоустройство в духе О.Генри

ВЛАДИМИР КОЗЛОВСКИЙ

Pынок труда стран СНГ предоставляет сегодня самые широкие возможности для мошенничества, в том числе тщательно задрапированного и завуалированного, так что иначе, как всего лишь недобросовестным поведением, его и не назовешь. В предлагаемой вниманию читателей статье мы обсудим наиболее типичные формы обмана соискателей.


Итак, вам предлагают высокооплачиваемую работу. Офис, в котором с вами проводят собеседование, оставляет самое благоприятное впечатление: скромный, солидный, и люди в нем деловые и приветливые. Соответствующим их облику и поведению кажется и произносимое как само собой разумеющееся предложение перечислять вашу зарплату на одну из дорогих кредитных карт, для открытия которой нужно внести на счет 1 тысячу долларов. Вам рекомендуют вполне надежный банк, в котором это лучше всего сделать. В холле банка вас встречает не менее деловой и приветливый сотрудник, который тут же предлагает вам подписать документы о приеме на работу и открытии счета, после чего вы без малейших подозрений отдаете аферистам деньги и с чувством триумфатора возвращаетесь домой, где в кругу семьи и ближайших друзей отмечаете удачный поворот в своей карьере. Надо ли говорить, что единственное место, где вы теперь, может быть, встретитесь со своими новыми знакомыми, - это зал суда, на котором вы будете выступать в качестве свидетеля-потерпевшего.

Впрочем, этот вариант, несмотря на свое психологическое изящество, отличается крайней ненадежностью. Достаточно вам проявить элементарную осторожность, и затея рассыплется, как карточный домик. Гораздо эффективнее при приеме на работу другой вид мошенничества, также связанный с пластиковыми карточками. Аферисты дают объявление о найме на работу, проводят собеседование и просят для перечисления зарплаты открыть в одном из банков карточку Master Card или Visa Classic. Затем, попросив у вас карточку якобы для оформления документов, делают ее дубликат и передают его своим людям где-нибудь, скажем, в Финляндии, где суммы до 50 долларов можно снимать без авторизации в Украине. За сутки с каждой карточки снимают таким образом до 10 тысяч долларов.

Когда речь идет о неквалифицированных профессиях, связанных с физическим трудом, мошенники предпочитают не метать бисер, а действовать весомо, грубо и зримо. Вот типичная схема, реализованная рекрутинговым агентством “Пляж” (название изменено – “Товар лицом”), производившим набор сотрудников для работы на одном из южных курортов. Сначала соискателей отправляли в некий “медицинский центр” для обследования, которое стоило порядка $100. Затем с них собирали еще по $500 как страховую сумму на случай неявки в день отправления. Разумеется, никакого отправления не было и в помине. Агентство действовало полтора месяца и успело “трудоустроить” около 100 человек.

Описанные технологии обмана представляют собой, что называется, чистый криминал, и уже по одному этому борьба с ним имеет некоторые перспективы. Так, упомянутое рекрутинговое агентство в конце концов “накрыли” сотрудники отдела по борьбе с экономическими преступлениями. Надо сказать, что подобные случаи встречаются не так уж часто. Современные агентства и работодатели действуют тоньше и хитрее, и привлечь их к ответственности практически невозможно. В этом смысле разнообразными возможностями обладает один из наиболее динамичных бизнесов - туристический. Некоторые турфирмы время от времени объявляют массовый набор сотрудников, якобы связанный с предполагаемым наплывом туристов или расширением сферы деятельности. Чтобы получить работу в такой фирме, нужно пройти отборочный конкурс, а для этого надо позаниматься на курсах, которые обычно стоят, в зависимости от продолжительности, $2-10. Разумеется, по конкурсу не проходит ни один из соискателей.

С туристическим бизнесом связан и мой личный опыт попадания в двусмысленную ситуацию. Несколько лет назад директор одной туристической фирмы, узнав, что я регулярно бываю за границей, начал ко мне “подъезжать”: вместо обычного однократного собеседования он вел со мной пространные разговоры, во время которых, в частности, предлагал работу в своем агентстве. Я против этого не возражал и был готов немедленно приступить к исполнению своих обязанностей, тем более, что речь шла о конкретном проекте организации выставки-семинара в Париже. Но вот тут происходила заминка. Для решения конкретных вопросов директор отсылал меня к своим сотрудникам, а те, как сговорившись, предлагали мне пока поработать, так сказать, неофициально. Это предложение я также воспринял с пониманием, поскольку всякая официальная деятельность связана с дополнительными затратами, а фирма не производила впечатление процветающей. Подозрения возникли у меня тогда, когда мне отказались оплатить телефонный разговор с Парижем. Вместо этого мне предложили составить “прайс-лист” своих услуг, который они мне якобы оплатят по окончании работы. Поняв, что меня собираются элементарно “кинуть”, я потребовал немедленного оформления трудового договора. Столкнувшись с моим твердым намерением поставить отношения на официальную основу, туристическая фирма потеряла ко мне всякий интерес, и мы благополучно расстались без взаимных претензий.

Описанный эпизод представляет собой частный случай более общего метода мошенничества, который можно обозначить как “бесплатный труд”. Об одном случае применения этого метода нам рассказала парикмахерша, пожелавшая не открывать свою фамилию. Увидев объявление о найме в Центр красоты и здоровья, она позвонила по указанному телефону и, соблазнившись высокой зарплатой в $600, пришла демонстрировать свое искусство. Там она обнаружила еще нескольких претенденток. После формальной проверки свидетельств о квалификации менеджер привел нескольких сотрудников Центра, которым претендентки сделали прически. По окончании работы менеджер обещал позвонить и, разумеется, не сделал этого. Наша собеседница отметила, что подобное объявление Центр дает с периодичностью раз в две недели, видимо, когда очередная группа сотрудников пожелает привести в порядок свои головы. С подобными ситуациями сталкиваются визажисты, косметологи и даже массажисты. Та же самая идея, но с учетом специфики профессии, применяется по отношению к машинисткам. Издательство, желающее сэкономить на оплате труда, дает объявление о найме машинисток. Обычно на такого рода объявления откликаются несколько десятков человек. Каждой из претенденток в качестве тестового задания предлагается набрать фрагмент текста. Естественно, через некоторое время выясняется, что ни одна из машинисток с тестом не справилась, а издательство получает бесплатно набранный текст.

Эксплуатация в “тестовом режиме” не обходит стороной и высококвалифицированных специалистов. В данном случае недобросовестные работодатели просто используют знания и опыт специалиста, которого они и не собираются принимать на работу. Например, кандидату на должность финансового директора во время собеседования предлагают составить подробный бизнес-план развития компании, а будущему топ-менеджеру - схему оптимизации ее деятельности, давая при этом понять, что от результатов работы будет зависеть их трудоустройство. С похожими схемами обмана часто сталкиваются юристы, специалисты по аудиту и бухучету.

Одной из наименее защищенных является профессия переводчика. Вот типичный случай конфликта между работодателем и специалистом. Профессиональная переводчица Л.М., кандидат филологических наук, заключила с издательством “Конус” (название изменено – “Товар лицом”) договор на перевод книги Д.Крэйга “Программирование для суперкомпьютеров”. Выполнив перевод нескольких глав книги, Л.М. послала издательству текст и, не получив замечаний или предложений, продолжила работу. Закончив перевод и передав его заказчику, Л.М. потребовала оплаты своего труда в соответствии с договором. Вместо перечисления оговоренной заранее суммы издательство затеяло с переводчицей невнятный диалог о качестве выполненной работы, смысл которого сводился к тому, что первоначальный размер гонорара необходимо снизить. Л.М. подала на издательство в суд. Процесс тянулся около года и закончился отказом в иске, причем никакой серьезной мотивировки такого решения суд так и не привел. Дело в том, что издательство привлекло к процессу “своих” экспертов, которые дали негативную рецензию на представленный перевод. В свою очередь, Л.М. сделала то же самое, и в суде появилась рецензия прямо противоположного содержания. Если бы существовала независимая организация, аккредитованная государством на проведение лингвистических экспертиз, суд мог бы обратиться к ней, но такая организация отсутствует. Спустя еще полтора года суд следующей инстанции отменил это решение и отправил дело на повторное рассмотрение. Дело тянется четвертый год и никаких перспектив его успешного завершения не просматривается. Этот пример говорит о том, что любой издатель всегда может снизить размер оговоренного гонорара, объяснив это низким качеством выполненной работы, а суд в принципе не может разобраться в ситуации. Рассмотрим теперь некоторые виды недобросовестного поведения работодателя в том случае, когда соискатель успешно прошел собеседование и приступил к работе на новом месте. Одной из наиболее распространенных форм недобросовестного поведения работодателей является снижение оговоренной на собеседовании зарплаты. Делается это по-разному. Договоренность о реальной зарплате обычно бывает устной. Как следствие, вышедшему на работу сотруднику иногда платят значительно меньше, объясняя это тем, что он еще не освоился в компании. Этот необъявленный испытательный срок может длиться по полгода - году, вплоть до увольнения сотрудника, отчаявшегося добиться оговоренной оплаты своего труда. Популярным является и вычитание из зарплаты сотрудника стоимости услуг, оказанных компании рекрутинговой фирмой. Обычно это месячный оклад сотрудника.

Другая схема недоплаты применяется в том случае, когда речь идет о сотруднике, занимающем высокую должность. Такого сотрудника переманивают на большую зарплату, а затем начинают ее последовательно снижать, мотивируя это тем, что он не справляется со своей работой. В результате первоначальная зарплата урезается зачастую в 2-3 раза. Поскольку сотрудник высокого ранга - штучный товар, и потребность в его услугах есть далеко не всегда, многие мирятся с таким положением и годами ждут благоприятной рыночной конъюнктуры, чтобы переменить место работы.

Еще один способ снижения зарплаты - штрафы. Несмотря на то, что трудовым законодательством они запрещены, работодатели широко пользуются этим рычагом управления сотрудниками. Парадокс ситуации в том, что многие работники не возражают против системы штрафов, но при условии, чтобы их об этом своевременно предупредили. Руководители же часто “забывают” проинформировать об этом сотрудника, либо применяют эту меру явно неадекватно. Например, одна крупная консалтинговая компания взяла на работу финансового аналитика и не позаботилась об обеспечении его компьютером. В результате его оштрафовали за невыполненную работу, которую можно было выполнить только на компьютере.

К сожалению, в этом случае, как и в двух предыдущих, сотрудник совершенно беззащитен перед произволом работодателя. Причина этого очень простая - в большинстве компаний значительную часть зарплаты по-прежнему платят в конвертах, и обращение в суд в такой ситуации ни к чему не приводит.

Иногда работодателя интересует не столько сам сотрудник, сколько конкретная информация, которой тот располагает, либо система его связей и контактов. Вот типичный пример. Торговая компания взяла на работу специалиста по работе с клиентами. На новом месте сотрудник начал пользоваться наработанной клиентской базой. В результате его уволили через несколько недель: единственное, что нужно было компании, - это его клиентская база. А вот пример использования описанной схемы в научно-педагогической среде, где, казалось бы, все должно быть интеллигентно и порядочно. Увы, автору этих строк на личном опыте довелось убедиться, что и здесь не без проблем. Во время поисков работы во Франции я приобрел издаваемый в этой стране информационный ежегодник научных учреждений с чрезвычайно полезными сведениями о структурных единицах французской университетской науки, вплоть до количества сотрудников и фамилий руководителей отдельных лабораторий. Через некоторое время я рассказал об этом своему бывшему коллеге по университету доценту В. Надо сказать, что В. в это время был не только доцентом, но и соучредителем частного предприятия, которое занималось сбором информации для университетского отдела международных связей. Узнав о том, каким информационным богатством я обладаю и уже подсчитывая в уме прибыль от его перепродажи университету, В. предложил мне работу на своем предприятии, при условии, что я передам ему все имеющиеся у меня сведения о научных учреждениях Франции. Пришлось долго объяснять В., что я не против продажи интересующего его информационного продукта, но отнюдь не за предлагаемый мне месячный оклад, который, к тому же, никогда не будет выплачен, - зачем платить “лоху конкретному”, у которого не хватило ума пустить в дело доставшийся ему информационный капитал?

Необходимо отметить принципиально различное поведение разных типов кадровых агентств на украинском рынке труда. Рекрутинговые фирмы (напомним, что так называются агентства, берущие деньги с работодателей и подбирающие кадры по их заказу) в большинстве своем работают честно. В этой среде все держится на репутации, и достаточно одного непорядочного поступка, чтобы от предприятия отвернулись все потенциальные заказчики. Что касается агентств типа службы занятости, берущих деньги с соискателей, то здесь ситуация намного хуже. Нельзя сказать, что все эти компании создаются с заведомо мошенническими целями, но даже тех, кто пытается работать честно, система предоплаты развращает. В самом деле, зачем искать работу клиенту, который уже заплатил? Конечно, такие компании берут на себя определенные обязательства, например, предоставить человеку некоторое количество вакансий за оговоренное время. Но на практике всем этим обязательствам - грош цен. Иногда агентство просто договаривается с отделом кадров какого-нибудь предприятия и направляет туда соискателя для собеседования, которое тот, разумеется, не проходит. Обычная такса кадровика в этом случае - треть суммы, которую соискатель заплатил кадровому агентству.

Но есть еще более простой способ обмана соискателей, при котором даже обещать ничего не надо. Внешне этот способ маскируется под рекрутинг, а по сути представляет собой набор базы данных. Особенностью этого метода является то, что для его осуществления достаточно одного-двух человек. В газеты дается объявление о том, что требуются специалисты самых разных профессий - от курьера до бухгалтера. На собеседовании людям предлагают заполнить анкету и берут от $1 до$10 за внесение резюме в базу данных. Деньги не очень большие, люди, как правило, платят и впоследствии особых претензий к агентству, которое о них “забыло”, не предъявляют. Через несколько месяцев такой деятельности у агентства скапливается вполне приличная база данных, которую у него с удовольствием купит множество организаций - от настоящих рекрутинговых агентств до частных социологических служб. Цена колеблется в пределах 10-15 центов за каждую позицию в базе данных.

Представителям высокооплачиваемых профессий в таких случаях следует быть особенно осторожными. Часто вполне серьезные и благоразумные люди размещают в Интернете такие сведения, как свой домашний адрес, приблизительный распорядок рабочего дня или номер мобильного телефона. Нетрудно представить себе, кто может заинтересоваться подобной информацией. Практически без всяких усилий криминальные структуры получают адреса обеспеченных людей с указанием того, в какое время их не бывает дома. Даже в тех случаях, когда резюме не находится на открытом сайте, а посылается на адрес электронной почты, нет никакой гарантии, что сообщенная вами информация личного характера не попадет в руки непорядочных людей и не будет использована против вас.

К сожалению, приведенные в статье факты дают мало поводов для оптимизма. Честного украинца, желающего продать свой труд, на каждом шагу подстерегают неприятности большего или меньшего калибра. Для мошенников же ситуация на рынке труда складывается как нельзя лучше, а неэффективность существующей судебной практики оставляет не много шансов на восстановление справедливости.



Сделано в AMT, 2003